Archprokachka.ru

Арт Прокачка
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бывший директор Валерий Байдин часто вспоминает коллег и рабочие будни типографии

Бывший директор Валерий Байдин часто вспоминает коллег и рабочие будни типографии

Тяжелый запах краски. Грохот и шум печатных машин, словно от проходящего по рельсам состава. Так жила и звучала ординская типография.

— В 1966 году устроился в нашу типографию на должность печатника, — рассказывает Валерий Петрович Байдин, который многие годы был ее директором. – Редактором в то время был Иван Васильевич Кавардаков. Редакция и типография находились в одном здании. Там, где сейчас музей. Газета еще три раза в неделю выходила.

Из кино в печать

До армии Валерий Петрович выучился на киномеханика в пермском училище № 4. Вернувшись, два года работал по специальности. Потом позвали в типографию на место печатника, где его учителем и наставником стал Анатолий Николаевич Перевозчиков.

— Мы работать начинали, даже линотипов не было, все набирали вручную. У наборщика был специальный стол с наклоном и шкаф с ящиками, похожими, на кассовые. В них буквы разложены с разными шрифтами. Начиная от петита и до заголовочного. Потом, когда типография из Ординской стала Кунгурским филиалом, нам купили первый линотип. Но линотип все равно не успевал — на половину вручную набирали. Тираж был около четырех тысяч экземпляров. Второй линотип нам купили намного позже. Кроме газеты в типографии в Орде печатали бланки – больничные, бухгалтерские. Работы было много.

Жила-была типография

В 1968 году Валерия Байдина назначили директором типографии. А точнее, директором Ординского филиала Кунгурской типографии. Тогда у Кунгурской типографии было три филиала – в Орде, Березовке, Кишерти. Типография несколько раз меняла статус: была самостоятельным предприятием, затем филиалом кунгурской типографии. Потом перешла к обществу инвалидов.

— У нас газета проходила последний этап рождения, — рассказывает Валерий Байдин. – Часто засиживались до глубокой ночи, ожидая журналистские материалы.

— Придет поздно, соскочит чуть свет и опять на работу, — вспоминает годы его работы супруга Елена Ивановна. – Расскажи, как печатную машину в здание затаскивали,- напомнила она интересный случай.

— В начале 80-х в типографию купили печатную машину, — вспомнив, Валерий Петрович оживился. — А она здоровенная была – несколько тонн. Да и габариты примерно 3 на 1,5 метра. Не знали, как ее заволочь в типографию. Пришлось разбирать окно и часть стены. Еле осилили.

Люди, воспоминания

В 2009 году типографию закрыли.

— Со сколькими людьми за эти годы мне посчастливилось работать, — вспоминает Валерий Байдин. — Это наборщики Любовь Ивановна Лукьянова, Валентина Федоровна Насибуллина, Екатерина Петровна Гагилева, Мария Егоровна Назарова, Зоя Романовна Ермакова, Галина Викторовна Маленьких, Елена Модестовна Летова, линотиписты – Фаина Павловна Белева, Лариса Евгеньевна Кузовлева, Виктор Леонидович Рудаков. Почти все были универсальными солдатами, все могли и умели.

Печатники Николай Леонидович Рудаков, Владимир Викторович Никулин, Сергей Георгиевич Хлопин, Анатолий Николаевич Перевозчиков, Михаил Николаевич Коновалов, Иван Яковлевич Первушин. Наборщик Яков Васильевич Шляпников – участник Великой Отечественной войны.

Валерий Байдин «прожил» в стенах типографии 42 года. 40 из них был ее директором. За это время сменились семь редакторов «Верного пути». А он все так же был в строю.

Больше всего Валерий Петрович жалеет, что не сохранили печатное и наборное оборудование, не создали музей Ординской типографии:

— Раньше школьников на экскурсию приходили… А сейчас, только наши воспоминания остались.

Коллектив типографии, 80-е годы. На фото (слева направо): печатники Михаил Коновалов и Анатолий Перевозчиков, наборщики Любовь Лукьянова, Сергей Бердников, директор Валерий Байдин, линотипист Виктор Рудаков, наборщики Елена Летова, Галина Маленьких, Валентина Насибуллина, линотипист Лариса Кузовлева. Фото: из личного архива Валерия Байдина

Читайте так же:
Эмаль granitenamel в духовых шкафах что это

Один счастливый случай, или Бобруйские жизнелюбы. Маэстро Голубецкий (Борис Шапиро-Тулин, 2016)

Событию, о котором идет речь, предшествовала одна история, и поскольку о ней говорил тогда весь город, я не думаю, что рассказ об этом может выдать чью-либо тайну.

Все началось с того, что мой сосед, наборщик местной типографии, зашел в кабинет к директору и положил на стол заявление с просьбой предоставить ему один день в счет будущего отпуска.

– Что такое? – спросил директор.

– Брат, – ответил мой сосед и поднял глаза к потолку.

– Не может быть, такой молодой, – огорчился директор.

– Может, – сказал мой сосед и тяжело вздохнул.

То, что случилось с братом моего соседа, могло случиться с любым молодым человеком, – он женился. Но партия, которую он решил составить, была, по мнению его родных, такой неподходящей, что сам факт свадьбы рассматривался ими как горестная и невосполнимая утрата.

Я не буду останавливаться подробно на истории вражды между мамой жениха и мамой будущей невестки, отмечу только, что мой тогдашний сосед ни в коей мере не хотел вводить в заблуждение директора типографии, просто он был человеком начитанным и любил аллегории.

– Завтра мы провожаем его от нас навсегда, – сказал он.

Директор типографии тоже был человеком начитанным, но воспринимал жизнь несколько прямолинейно.

– Чем я могу тебе помочь? – спросил он, подписывая заявление.

Мой сосед молча развел руками и направился к двери.

– Как у вас с оркестром? – спросил директор.

– Зачем, – сказал мой сосед, – вы думаете, там нам будет весело?

Директор пропустил это странное замечание мимо ушей. Он вызвал к себе главного бухгалтера, и вскоре вопрос об оркестре для похорон брата лучшего наборщика типографии был решен.

Самым подходящим для подобных случаев считался оркестр местной художественной мастерской под управлением маэстро Голубецкого. Стоил он достаточно дорого, но зато, когда маэстро Голубецкий ударял колотушкой по своему барабану, стекла в витринах местных торговых заведений долго дрожали в такт траурному ритму.

В назначенный день маэстро получил деньги и привел музыкантов к деревянному дому, имевшему два выхода с разных сторон. Он усадил своих виртуозов на травку в тени забора, а сам отправился выяснять, откуда будут выносить. Первый вход был заперт, потому что мой сосед и его мама отправились все-таки во Дворец бракосочетания, чтобы хоть издали посмотреть, как родной им человек переходит в стан заклятых врагов. У второго входа стояла заплаканная мадам Цыплакович.

– Отсюда? – спросил маэстро.

– Отсюда, – ответила мадам Цыплакович и прижала платок к покрасневшим глазам.

Маэстро Голубецкий отошел в тень, расслабил черный галстук и достал из кармана завернутый в салфетку бутерброд. Мадам Цыплакович осталась стоять около дверей. Она ждала машину, на которой должны были отвезти в комиссионный магазин старый зеркальный шкаф. Сколько помнила себя мадам Цыплакович, столько помнила она и этот шкаф. В нем с незапамятных времен хранились самые дорогие семейные реликвии. Но дети купили новый немецкий гарнитур, и старый зеркальный шкаф пришлось отдавать в чужие руки.

Когда машина подъехала, слезы у мадам Цыплакович уже лились ручьем. Грузчики откинули борта грузовика и прошли вслед за ней в дом. Маэстро Голубецкий поднял музыкантов.

Читайте так же:
Платяной шкаф что значит

– Как вы несете, чтоб вам было пусто! – кричала, пятясь задом, мадам Цыплакович. – Разве вас не учили, как это делается?

Маэстро Голубецкий не любил смотреть на покойников, поэтому он поднял глаза к небу и ударил по барабану. Стекла в соседних домах задребезжали. Но стройной мелодии не получилось. Вначале сбился кларнет. Потом замолчала труба. Потом лопнула струна у скрипки. Маэстро Голубецкий посмотрел на машину и увидел собственное отражение. Он стоял с барабаном через плечо, с поднятой для удара колотушкой, а за ним сбились в кучу музыканты.

Когда маэстро понял, что это всего лишь лежащий на боку старый зеркальный шкаф, он снял лямку барабана, поправил галстук и направился к мадам Цыплакович.

– Что такое, – спросил ее маэстро, – теперь это новая мода?

– Мода? – в свою очередь спросила мадам Цыплакович. – Какая мода, если в этом шкафу мама хранила все то, что осталось от бабушки, а я хранила все то, что осталось от моей бедной мамы. Да вам, в конце концов, какое дело? – И она снова залилась слезами.

Маэстро Голубецкий отошел, ничего не понимая. Ясно ему было только одно: если в этом шкафу лежало все, что осталось от бабушки мадам Цыплакович, а потом от ее мамы, то заплатили им до смешного мало. Музыканты стояли около забора и тряслись от хохота. Маэстро медленно приблизился к своему барабану и ударил по нему с такой силой, что натянутая кожа лопнула, издав странный всхлипнувший звук.

С тех пор во время похоронных процессий окна в нашем маленьком городке не дрожали, а маэстро Голубецкий запил и целиком отдался чистому искусству, обновляя вывески и рисуя плакаты, украшавшие улицы ко всем табельным праздникам. Он не сомневался в том, что стал жертвой злого розыгрыша, что завистники таким образом надругались над непревзойденным талантом маэстро траурных церемоний.

Что касается мадам Цыплакович, то Голубецкий нашел способ отомстить ей за свое унижение. К очередной годовщине Октябрьской революции на здании горисполкома появился плакат: вооруженные матросы шли на приступ гидры, олицетворявшей прогнивший режим. Гидра была как две капли воды похожа на мадам Цыплакович, одетую почему-то в розовый пеньюар и кирзовые сапоги, на голове у нее вместо прически художник изобразил клубок ядовитых змей. И надо сказать, плакат этот пользовался большой популярностью среди местных любителей живописи.

Polybag International GmbH

Polybag vermarktet seit über 10 Jahren Verpackungsmaschinen wie z.B. Haubenschrumpfmaschinen — manuelle Winkelschweisser mit Schrumpftunnel — halbautomatische Winkelschweisser mit Schrumpftunnel — L-Sealer mit Schrumpftunnel — Folienverpackungsmaschinen. Hierbei sind wir mit branchenübergreifende Lösungen, im Bereich der Folienverpackungs-Industrie gut aufgestellt.

Moderne und zuverlässige Folienverpackungsmaschinen, Folienschweißmaschinen und Foliermaschinen zeichnen uns aus. Begonnen hat das Unternehmen in der Druckindustrie, wo es bis heute zu den renommiertesten Verpackungsindustie-Partner zählt.

In unserem Onlineshop www.Folienkaufhaus.eu — für sämtliche Folien, für alle handelsüblichen Folienverpackungsamschinen. Sämtliche Folie sind stets vom gleichen Herstellungswerk, verfügen über die gleichen Laufeigenschaften und sind immer „frisch“ Produziert. Wenn Sie einen Partner mit solider Maschinentechnik, deutschlandweitem technischem Service und großem Foliensortiment suchen, dann sind Sie bei uns herzlich willkommen und punktgenau richtig. Unsere Kunden sind anpruchsvoll und schätzen unsre jahrelange enge Zusammenarbeit.

Frau H. Peyrick
Rehhagen 14
48165 Münster
Германия
Nordrhein-Westfalen

Производство брошюр Horizon VAC-60Ha VAC-60Hm VAC-60Hc SPF-200A FC-200A

Предложение состоит из: — Собирающая башня VAC-60Ha — Собирающая башня VAC-60Hm — Собирающая башня VAC-60Hc — Сшивание и фальцовка SPF-200A — Фронтальный триммер FC-200A — Длительн.

Читайте так же:
Как убрать наклейки со шкафа без следов

Седельная строчка с триммером

Седельная строчка с триммером Nagel Foldnak 8 mit Trimmer

— Фолднак 8 Номер машины 00083189 Год производства 2000 Eefdlcq0q 4 головки с кольцевыми проушинами Доставка черепицы Вертикальный бегун — Ножницы для ногтей Foldnak 8 Номер машины.

Трехсторонний триммер полуавтоматический

Трехсторонний триммер полуавтоматический KRAUSE WOHLENBERG A43/30W

Продается подержанный трехсторонний триммер от производителя KRAUSE WOHLENBERG. Машина исправна и готова к работе. Включая различные аксессуары. Тип: A43/30W Год выпуска: 1959 B0wf.

СИГЛОХ ЛЕХ 3

СИГЛОХ ЛЕХ 3 Sigloch LEH3

Устройство для вставки ленты: B0vodxlhmw — Ножницы для резки (стандарт) Дополнительно: Ножницы для герметизации SIGLOCH.

Машины для вставки считывающей ленты

Машины для вставки считывающей ленты Sigloch LEH-3

Машина для вставки ленты Sigloch LEH-3 Год выпуска: 1998 B0ummsztxr Описание: — Автономное производство — Поточное производство — 1. вставка считывающей ленты — Ножницы — Доставка .

Ножницы для картонного круга

Ножницы для картонного круга Kolbus PK 170

Картонные ножницы для обрезания кругов Колбус ПК 170 Год выпуска: 2008 Описание: -ручная система -направляющая лезвия слева -Магазин для 2-го отрезка -Циркульный нож, 8 -Доставка с.

Клеевое связующее MüllerMartini

Клеевое связующее MüllerMartini MüllerMartini Acoro A5

Muller Martini Acoro-A5 Год выпуска: 2005 Оборудование: 16 скобозабивных кареток — формат обложки мин 140 x 203 мм B0ugxc7rqq — Горячий расплав позвоночника Стороны горячего рас.

HÖRAUF BDM Universal

HÖRAUF BDM Universal Hoerauf BDM Universal

Машина для изготовления обложки книги: — Безостановочное устройство подачи плит с лентой для предварительной укладки плит — Журнал для жесткого Шренца — Разматыватель для гибкого Ш.

Сухие башни

Сухие башни Solema Drying Station 50

Сушильная башня Сушильная станция Solema 50 C0pyyyh Год постройки: 2009 Описание: — Длина конвейерной ленты: 50 мтр — Доставка налево.

Машины для изготовления книжных обложек

Машины для изготовления книжных обложек Kolbus DA 260

Машина для изготовления книжных обложек Kolbus DA 260 Год выпуска: 2005 Описание: — Автоматический счетчик крышек — Картонный магазин для ручной подачи — Картонный питатель (жестки.

Кромкооблицовочная машина

Кромкооблицовочная машина Hunkeler BE60

Кромкооблицовочный станок / токарный станок Hunkeler BE60 Arbeitsbreite макс. / Рабочая ширина макс. 600 мм Manuelle Ausführung / Ручное управление -Онлайн-видеоинспекция по Skype-.

Пресс для тростей

Пресс для тростей Karl Krause

Очень красивый старый тростниковый пресс фирмы Krause Прессующая поверхность 30×40 см, шпиндель с плавным ходом. Немедленно доступно Ddn22vv.

Угловой резец

Угловой резец Corner cutter Kolbus

Угловой резак Kolbus Lebaew0 Производство Германия. Отличное состояние. Является профессиональным устройством для скругления углов. Массивная чугунная конструкция, сильное давление.

Угловой резец

Угловой резец Beier HE I

Угловая фреза Beier HE I Производство Германия. Отличное состояние. Это профессиональное устройство для скругления углов. Массивная чугунная конструкция, сильное давление обеспечив.

Станок для вязания крючком книжных шкафов

Станок для вязания крючком книжных шкафов Mau Fung

Станок для вязания крючком книжных шкафов Vuy7h3.

Полуавтоматическая швейная машина

Полуавтоматическая швейная машина Polygraph

Полуавтоматическая швейная машина B0pvcjza2z.

Машина для изготовления корешка книги

Машина для изготовления корешка книги Brakma

Машина для изготовления корешка книги D7nwcf99w.

автоматическая швейная машина

автоматическая швейная машина Stahl Brehmer

автоматическая швейная машина B0pu9t8ohq.

Закруглители углов

Закруглители углов BEIER (Radius 7 mm)

Ручное устройство для скругления углов Верхний/нижний нож с радиусом 7 мм B0peqd7iig.

Электрическая перфорационная и ручная закаточная машина

Электрическая перфорационная и ручная закаточная машина RENZ SRW Comfort

Электрическая перфорация, 3:1, квадрат 4 мм Закрытие ручное с ручным управлением B0pephjxmd.

Закрывающая машина для переплета гребенки

Закрывающая машина для переплета гребенки RENZ ECL 360

Электрическая закаточная машина для гребенчатой вязки проволоки RENZ RING WIRE® B0pej2usdr.

Навесной питатель

Навесной питатель Sigloch VAM

Машина для подачи навесного оборудования: — Ручной питатель с подающей лентой Cb9mnl8m — Встроенный контроль ошибок и двойных листов — Система холодных клеевых форсунок для склеива.

Угловой круглый толкатель

Угловой круглый толкатель Karl Tränklein Maschinen EK 10.0

Функция ножной педали 3-фазный, 380 В Enfahqb.

Читайте так же:
Установка шкафа расценка в смете

Термоматический переплет

Термоматический переплет PLANAX 380

Термоматический переплетчик / Термоматический переплетчик PLANAX 380 B0n9ql873c Серийный номер 4277 -Онлайн-видеоинспекция по Skype-видео. -Мы будем очень рады вашему визиту — боль.

Станок для гибки книжных обложек

Станок для гибки книжных обложек Orient CX

Станок для гибки книжных обложек — Case Bender Orient CX 1993 год — серийный номер 9384/15344 Рабочая ширина макс. 500 мм -Онлайн-видеоинспекция по Skype-видео. -Мы будем очень рад.

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Вечный зов. Том I

Необходима регистрация

В один из июньских дней 1908 года в следственной камере при Томской жандармерии находились двое — сам следователь господин Лахновский, человек лет тридцати пяти, с жирным тупым носом, и старший надзиратель Косоротов, мужчина неопрятной наружности, с выпирающими челюстями.

Следователь, в нижней рубашке, за рабочим столом пил чай. Было жарко, его форменный китель болтался на спинке стула. Косоротов прислуживал, через руку у него висело полотенце, и вообще он походил на трактирного полового.

Лахновский поставил пустую чашку на поднос и сказал:

— Слышал я, братец, о твоём рапорте начальству. В Александровский централ просишься?

— Мечта, ваше благородие. С малых, юных лет.

— Мечта — это хорошо. Мечта у человека исполняться должна.

— И вы, ваше благородие, подсобить обещали, ежели отличусь.

— Да-да, я походатайствую. Жалко тебя отпускать, но за усердие и преданность надо поощрять. — Лахновский отодвинул поднос с чайной посудой. — Ну-с, давай опять с твоих новониколаевских земляков начнём… Как тебе удалось выследить их?

— А я, Арнольд Михалыч, стал быть, в иллюзион шёл. А когда иду по улице — всегда смотрю: что, где, как? Гляжу — с переулка впереди меня вывернулись двое. И пошли, пошли, скоренько так. Что-то, думаю, не так… А тут один оглянулся. Меня и вдарило: Полипов Петька, земляк! А с ним кто же? Так и есть, Антошка Савельев! Обои в девятьсот пятом — девятьсот шестом годах ещё в Новониколаевской тюрьме сидели, когда я там надзирателем служил. Что, думаю, в Томске им надо? Я свисток…

— Ладно, молодец. Веди по одному.

Лахновский накинул китель, закурил. Дымок от папиросы потёк на улицу через открытую форточку зарешечённого окошка.

Минуты через полторы Косоротов втолкнул из коридора Антона Савельева. Антон был в помятом пиджаке, из-под фуражки свешивался белёсый чуб. Светлые глаза глядели на следователя угрюмо и враждебно.

Лахновский, попыхивая папиросой, подошёл, усмехнулся, кивнул на стол, где лежали две серые тощие папки:

— Я запросил из Новониколаевского жандармского отделения ваши с Полиповым личные дела. Ну-с, и теперь будете запираться?

Антону Савельеву около месяца назад исполнилось восемнадцать. И в этот день была свадьба, он женился на Лизе Захаровой, единственной дочери новониколаевского социалиста Никандра Захарова, погибшего в марте 1905 года при побеге из Александровского централа.

Родился и вырос Антон в деревушке Михайловке Шантарской волости, которая находилась верстах в полутораста от Новониколаевска. Его отец, Силантий Савельев, был, как говорили в Михайловке, «беднее поповой собаки». Что значило это выражение, Антон понять никогда не мог, потому что в Михайловке ни попа, ни церкви, а следовательно, «поповой собаки» не было.

Антон рос хулиганистым. Часто колотил меньших братьев — Фёдора и Ваньку, держал в жестоком страхе всех Михайловских ребятишек. Каким бы вырос Антон — неизвестно, но весной 1904 года в Михайловку приехал из Новониколаевска младший брат Силантия, плотник Митрофан.

— Возьми-кось, Митрофан, Антошку хучь на время в город, а? — попросил его старший брат. — Можа, рукомеслу своему его обучишь. А то мы тут с маткой никак управы на него не найдём, спортится парнишка до края. С конокрадами вот, слышно, дружбу свёл, в карты они его приучили играть.

Читайте так же:
Как спрятать зазор между стеной и шкафом

В Новониколаевске Антону понравилось, но учиться плотницкому делу он не стал. Целыми днями болтался по улицам города, перезнакомился с городскими хулиганами, играл с ними в карты, наловчился обчищать карманы валявшихся у пивнушек мужиков, за что не раз бывал жестоко бит. Неожиданно все дела эти бросил, пристрастился ловить птиц в окрестных лесах, которых и стал продавать на рынке или менять на пряники сыну соседского лавочника Петьке Полипову. Сам Антон сладостей не любил — отдавал тонконогой Лизке, «дочке каторжника», как её называли все вокруг.

Этой Лизке, худой, как скелет, с острыми коленками и длинными чёрными бровями девчонке, было лет четырнадцать. Она жила на той же улице, что и дядя Митрофан, мать её, вечно кашляющая, видимо чахоточная, работала где-то на мыловаренном заводе. Антона Лизка заинтересовала именно тем, что была дочерью каторжника. «Интересно, за что её отца в каторгу загнали? — думал Антон. — Зарезал, наверное, кого?»

Как-то он спросил об этом у сына дяди Митрофана — Григория. Высокий, жилистый, большеглазый, Григорий работал в паровозном депо кочегаром, от него пахло всегда дымом и сажей, но он был весёлым человеком, часто брал с собой Антона на рыбалку и вообще относился к нему дружески, как к ровне.

— Правду человек захотел поискать — вот и упекли на каторгу, — сказал Григорий. Внимательно поглядел на Антона и добавил: — Он, отец её, социалист.

— Что ж это такое — социалист?

— А что такое революционер?

Григорий рассмеялся, подмигнул почему-то Антону.

— Интересно? Значит, как-нибудь узнаешь. Всему своё время.

Вскоре Антон узнал, что и Григорий, и дядя Митрофан, и даже его жена Ульяна Фёдоровна тоже революционеры, хотя они это тщательно скрывали от него. А когда поняли, что Антону всё известно, чуть не отправили его назад в Михайловку, к родителям. Особенно настаивала на этом тётя Ульяна. И его отправили бы, наверно, если бы не Григорий.

— Смотрю я на тебя, батя, и думаю: чего ты хочешь?! — схватился однажды Григорий со своим отцом. Взял со стола отобранную тётей Ульяной у Антона колоду карт, потряс ею в воздухе. — Ты хочешь, чтобы Антон и дальше шёл по этой дорожке? А ведь чем дальше, тем оно глубже. Пойми, парень в таком возрасте, когда чёрт-те что хочется, небывалого чего-то! Так надо помочь ему!

Григорий, весёлый, никогда не унывающий Григорий, который воспротивился отправлению Антона назад в Михайловку, в тот же день, буквально через полчаса, принимая на загородном полустанке от связного политическую литературу, был смертельно ранен жандармом, а вечером умер на руках Антона, сказав:

— Если пойдёшь, Антон, правду искать, тебя ждут тюрьмы, каторги и, может быть, вот… такой конец… Пойдёшь?

— Я буду такой же, как ты!

В тюрьме Антону впервые пришлось посидеть довольно скоро. И ему, и Лизе, и Петьке Полипову. Несмотря на то, что Петька был сыном довольно богатого лавочника.

С Петькой у Антона постепенно сложились дружеские отношения. Омрачало их дружбу только одно —

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector