Archprokachka.ru

Арт Прокачка
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Правила моей кухни 1 сезон участники

Персонажи

Уборщица-посудомойка ресторана Claude Monet. Приехала в Москву из Бишкека, столицы Киргизии. Работает без разрешения на работу уже несколько лет. Некоторое время была влюблена в Германа.

Официантка ресторана Claude Monet. Бывшая девушка Ильи, начавшая отношения с Максом в период его первого разрыва с Викой. Приехала в Москву из Харькова. Сыграла свадьбу в Claude Monet, чуть не переспав с Максом, тем самым став причиной очередного расставания Вики и Макса. Так же как и Макс боится сложных отношений.

Подруга Кристины, интриганка.

Полное имя: Анастасия Степановна Анисимова

Официантка ресторана Claude Monet, вегетарианка, защитница прав животных и бездомных. Несколько наивна, сентиментальна и романтична. Приехала в Москву из Подольска. Вышла замуж за бармена Костю. Есть сын Степан. Хочет второго ребёнка.

Хостес ресторана Claude Monet. Приехала в Москву из Екатеринбурга.

Официант ресторана Claude Monet.

Полное имя: Арсений Андреевич Чуганин

Повар-универсал ресторана Claude Monet, специалист по мясу. Любит воровать продукты с кухни и разыгрывать сотрудников. Приехал в Москву из Смоленска. Начинал работать поваром в заводской столовой. Лучший друг Феди. Есть жена Марина. На кухне его называют Сеней.

Шеф-повар московского ресторана французской кухни Claude Monet. Единственный повар в России получивший звезду Мишлен.

Известные дети: Екатерина Семенова (старшая дочь), Иван Набоков (средний сын), Алиса Гончарова — младшая дочь.

Бывшие жены: Элеонора Андреевна Семенова, Татьяна Гончарова.

Девушка, с которой Максим Лавров познакомился в ночном клубе, чтобы было где переночевать. Арт-директор ресторана Claude Monet.

Полное имя: Герман Михайлович Ланд

Шеф-повар ресторана Claude Monet после увольнения Баринова. Настойчиво ухаживал за Викой, но был отвергнут. Агрессивен и жесток. Под давлением Баринова уволился из ресторана по собственному желанию. Позже выкупил видиозапись с избиением, которой его шантажировал Баринов и появился в качестве судьи кулинарного шоу Дмитрия Нагиева.

Уборщица ресторана Victor, племянница Айнуры, девушка Лёвы. Приехала в Москву из Бишкека. Первое время не ладила с мамой Лёвы, но впоследствии смогла наладить с ней хорошие отношения. В 119 серии говорит Лёве, что выходит замуж и навсегда уезжает в Бишкек, хотя на самом деле у неё закончилась миграционная карта.

Девушка из Волчанска. Оказавшись обманутой брачным аферистом, она устраивается на работу в отель в качестве горничной. Но судьба приготовила для неё новый сюрприз: она случайно находит сумку с деньгами и решает хранить её у себя, в тайне от всех. Даша не подозревает, что у сумки с миллионом евро есть хозяин: бизнесмен и криминальный авторитет Алёхин.

Музыкант из Воронежа, друг детства Макса (изначально был представлен, как его сводный брат). Официант, затем повар-заготовщик ресторана Claude Monet, также подрабатывает в Claude Monet музыкантом. Наивный и добрый, большой фанат «Спартака». Сначала жил с Максом и Викой, потом переехал к Сене и его жене. Встречается с Катей Семеновой — дочкой Виктора Баринова.

Камео. Хозяин ресторана Claude Monet, хороший друг Виктора Петровича. Состоял в формальных платонических отношениях с Викой, чего долго не выдержал. Продал ресторан, оставшись его медиа-лицом. Позже выкупил ресторан при помощи Родиона Сергеевича. В конце сезона выбирал шеф-повара в свой ресторан — избрал Оксану Смирнову, тем самым отказавшись от дружбы с Бариновым.

Официантка ресторана Claude Monet. Переспала с Виктором Петровичем, после чего соврала ему, что беременна. Обман был раскрыт, но без особых последствий.

По некоторым знакам — ей действительно нравился Виктор Петрович, но это было до того, как он предложил ей деньги за молчание.

Читайте так же:
Кухня аквамарин с белым

В одном из сезонов — продавала машину, которую купила Настя, на деньги которые Степан Андреевич дал Косте на свадьбу.

Служащий на ресепшн бутик-отеля Eleon. Бывший рецидивист с уголовным прошлым. Некоторое время помогал полиции в попытках найти пропавшие деньги Алехина, но сбежал с миллионом евро. Позже появился в заложниках, а потом на свободе. Питал романтический интерес к Даше. Часто помогал Михаилу Джековичу в его аферах.

Старшая дочь Виктора Петровича Баринова. Су-шеф молекулярной кухни ресторана Claude Monet. Была отчислена из академии в Париже, что долго скрывала от отца, в итоге обман был раскрыт, но без особых последствий. Была влюблена в Макса, поддерживает с ним связь.

Шеф-повар ресторана Arcobaleno. Любовный интерес Виктора Петровича Баринова. Есть сын Василий. После того, как её ушла из Arcobaleno, была уволена с последующего места работы и внесена в черный список поваров. Нашла себя в публицистике — стала писать обзоры ресторанов для журнала, написала книгу «Я — повар». Вышла замуж за Виктора Петровича, хотя к этому было много препон.

Официант ресторана Claude Monet. Приехал в Москву из Новосибирска. Бывший парень Саши. Конфликтовал с Максом из-за Саши, пытаясь её вернуть. Хотел подставить Макса, когда тот стал официантом, но в итоге пострадала Саша.

Бармен и сомелье ресторана Claude Monet, лучший друг Макса. Приехал в Москву из Красноярска. Обладает простым добродушным характером. Женился на Насте, которая родила ему сына Степана.

Жена Дмитрия Нагиева (до 44 серии), хозяйка ресторана Claude Monet (21—29 серии), до начала действия сериала — хостес ресторана Claude Monet. Родилась в Днепродзержинске. Подруга Саши. В 101 серии сериала Кухня выяснилось, что она вышла замуж за бизнес-партнёра Элеоноры Андреевны Даниила Маратовича Алёхина.

Су-шеф ресторана Claude Monet, а затем ресторана Arcobaleno. Был влюблён в Катю — старшую дочь Шефа. Правая рука и хороший друг Виктора Петровича, живёт с мамой, страдает заиканием. Чаще всего его называют просто Лёвой.

Кондитер-пекарь ресторана Claude Monet. Приехал в Москву из Прованса. Не скрывает своей нетрадиционной ориентации, любит болтать по мобильному телефону, при этом зачастую ссорится со своим любовником из Франции.

Приехал в Москву из Воронежа. Повар ресторана Claude Monet, одно время был официантом и очень краткое время — его су-шефом.

Довольно харизматичный персонаж, легко добивающийся расположения женщин. Находчив и изобретателен, но в то же время беспечен и легкомыслен, из-за чего часто попадает в сложные ситуации. С самого начала завёл романтические отношения с Викой, арт-директором ресторана.

Известен на кухне как герой-любовник, переспавший почти с каждой женщиной в Моне. А если не переспавший — как в случае с Настей, то хотя бы имевший интрижку.

Управляющий бутик-отелем Eleon, фанат ЦСКА. Из-за проигрыша любимой команды часто злоупотребляет алкоголем. До назначения управляющим 5 лет проработал швейцаром. Был тайно влюблён в Элеонору Андреевну до тех пор, пока не узнал, что он для неё не более, чем «прислуга».

Официант ресторана Victor (с 95 серии). Сын миллиардера и бизнес-партнёра Элеоноры Андреевны, Андрея Дягилева. Пошёл работать официантом из стремлений к независимости от отца и нежелания казаться «блатным».

Коллаборация галереи FUTURO и бренда трикотажной одежды Rabbithole Создатели капсульной коллекции Sculpture #2021 — о связи современного искусства и моды

Коллаборация галереи FUTURO и бренда трикотажной одежды Rabbithole

Этой осенью нижегородская галерея современного искусства FUTURO презентовала коллаборацию с брендом трикотажной одежды Rabbithole под названием Sculpture #2021 by Katya Tzareva. Капсульная коллекция состоит из четырех позиций: джемпера усложненного кроя, юбки А-силуэта, объемного кардигана и платья длины миди.

Читайте так же:
Серебрянный дизайн кухни

Источником вдохновения стали объекты художницы Кати Царевой, которые нижегородские зрители могли видеть на ее персональной выставке «Мои комнаты», проходившей два года назад в FUTURO. В этом сентябре коллекцию презентовали на крупнейшей в стране ярмарке современного искусства Cosmoscow на стенде галереи FUTURO. The Village Нижний Новгород поговорил с участниками коллаборации — директором галереи FUTURO Анастасией Пановой, художницей, автором коллекции Катей Царевой, а также сооснователем бренда Rabbithole Кариной Евтешиной о том, как возникла идея модного сотрудничества, и о том, как связаны искусство и дизайн.

сооснователь, директор по развитию бренда Rabbithole

Бренд Rabbithole появился в 2017 году. Обычно в год мы выпускаем две сезонных коллекции, а также разрабатываем тематические капсулы, которые сочетаются между собой. Мы создаем утилитарные и неординарные вещи, оттачивая конструктивные и дизайнерские решения с каждым новым изделием — коллекции Rabbithole выпускаются небольшим тиражом, что позволяет команде отслеживать качество продукта и не бояться технически сложных решений. В производстве нашей одежды преимущественно используется натуральное сырье премиального качества, бренд не выпускает базовые вещи, каждый элемент, коллекция или капсула — это неповторимое событие.

художница, автор коллекции, сооснователь и креативный директор бренда Rabbithole

Уже несколько лет, с 2017 года, помимо искусства, в моей жизни присутствует дизайн одежды в виде проекта Rabbithole, который мы развиваем вместе с моим партнером Кариной Евтешиной. Работая над коллекциями бренда, я, конечно, всегда привношу в них какие-то вещи из моей художественной практики, но никогда раньше это не было неким прямым переносом одного в другое, как в нашей капсуле «Sculpture #82021». В ней я вдохновлялась своей серией объектов, в которых отразила идею о визуальной «легкости» сегодняшнего времени и повсеместности всякого рода обманок и суррогатов. Зажав такой привычно монументальный и традиционный для искусства материал, как мрамор, стеклянными неоновыми трубками, я подстроила образ классического восприятия скульптуры под новые визуальные коды.

Эта же тема, определяемая как «Имитация», стала заглавной для стенда, который я курировала на ярмарке Cosmoscow. Сегодня мы все живем в мире бесконечных интерпретаций и подмен — разнообразные трактовки существующей реальности, копии существующих материалов, новые прочтения старых идеалов. В экспозицию стенда вошли объекты из поролона, ткани «под мрамор» и неоновых трубок, принты и шелкографии с тиражной графикой, которая была создана с помощью цифровых технологий, но при этом полностью имитирует технику реальной живописи. Это была сайт-специфичная инсталляция, в которой все элементы, так или иначе, перекликаются друг с другом.

Говоря о том, как соотносятся в моей практике искусство и дизайн одежды, стоит отметить, что и то и другое создается, исходя из довольно разных мотивов и понимания «зачем и для чего». Искусство не имеет утилитарной функции — в основе его создания, как правило, нет человека, для которого это делается, а если даже он и есть, то очень условно, больше как участник того, что уже сделано. Как правило, художник действует, исходя только из своих внутренних побуждений и мыслей. В дизайне же всегда есть умозрительный конечный потребитель, всегда есть понимание, что этим будут пользоваться, носить, сидеть на этом и так далее. Если дизайн перестает думать о функции, это может уже называться искусством.

Модная индустрия очень скоротечна, новая коллекция каждый сезон. Все очень быстро, необходимо быть пластичным, быстро улавливать изменения. Художник же может жить своей идеей и методом всю жизнь, может по несколько лет растить в себе свое высказывание. Даже если он меняется, то все равно не так быстро. У дизайнеров тоже есть своя линия, почерк, даже манифест, но эта деятельность всегда должна быть включена в экономические рамки и соотноситься со многими аспектами. В то же время, у моды и искусства всегда есть общая черта — это стремление ухватить время и понять эпоху, в которой мы живем, понимание с разных сторон. По крайней мере, для себя я это так определяю и нахожу возможным работать в таких разных, но в то же время похожих сферах. И это оказалось очень интересно и полезно для меня.

Читайте так же:
Что сначала установить кухню или натяжной потолок

Для меня работа с трикотажным полотном — это как чистый лист, большое поле для экспериментов, можно использовать какие угодно цвета и фактуры. Мне нравится работать с цветом — возможно, поэтому у нас довольно много ярких цветов и сложных сочетаний. Это как палитра для художника.

Как французы делают божоле нуво и почему не пьют его сами

Праздник молодого вина — наглядный пример того, как французские виноделы научились превращать недостатки своего продукта в достоинства. Журналист «Вокруг света» поработал неделю сборщиком винограда для божоле нуво и узнал его секреты

На взгляд парижан, божоле пить, конечно, можно, но от безысходности. Когда замковое бордо или премье крю Бургундии закончились. Или когда надо еще, а уже нечего. Или когда в баре хочется сэкономить. А вот божоле нуво пить вообще нельзя, скажет любой парижанин. Даже от безысходности нельзя, это просто не вино, к нему даже еду толком не подобрать.

Но если подходить к божоле нуво не как к вину, а как к необычному источнику веселого настроения, тогда ситуация меняется. И в третий четверг ноября в Париже и других городах Франции (а вслед за ними и по всему миру — там, где работают хорошие маркетологи-виноторговцы) откупоривается несчетное количество бутылок «невина» и с воодушевлением выпивается. У французов даже есть некий обычай — пройти в этот день по нескольким барам и в каждом выпить по бокалу божоле нуво. К пятой-шестой точке жизнь становится на удивление прекрасной. Это ощущение длится недолго и заканчивается больной головой. По крайней мере так всегда было со мной. И поэтому в начале октября я въезжала в замок Бюффаван с некоторой опаской.

Действующие лица

Мари и Дени Шелле — владельцы замка. Фостин (на фото справа) — дочка хозяев. Микаэль — концертный звукорежиссер, друг Фостин. Жюстин и Марион — менеджеры, друзья Фостин. Том, Матильда и Антони (на фото в центре) — друзья Фостин. Патрис и Эрве — владельцы кафе в Лионе. Эва — повар, подруга Мари и Дени.

Читайте также

Место действия

Замок Бюффаван с 25 га виноградников в 30 километрах к северо-западу от Лиона, в регионе Божоле. Основную часть производства составляет Beaujolais Nouveau. Урожай необходимо успеть собрать, пока ягоды не переспели. В этот момент на заработки в регион съезжается около 15 000 человек.

День первый. Бокал рая

Аллея лиственных деревьев, аркой свисающие ветки, освещенные закатным солнцем, — природа обещала нечто приятное. К тому же в замке собирались ужинать. Представившаяся многим картинка замка, кстати, неправильная: шато в винодельческих районах Франции — это обычное двухэтажное каменное здание, но никаких башенок, толстых стен и прочих намеков на рыцарей и войны.

В столовой было шумно: за двумя большими деревянными столами сидело человек пятнадцать, все разного возраста. С кухни, прилегающей к столовой, доносились ароматы еды. На столах — только приборы и несколько бутылок вина. Без этикеток, потому что это вино собственного производства.

Читайте так же:
Не работает духовка в электрической плите beko

Когда мы с фотографом появились в дверях столовой, нас встретили молчанием, все внимательно рассматривали заграничных гостей. Но недолго, потому что гуру кулинарии Эва вынесла более интересный объект — кастрюлю овощного супа.

Через пару минут сосед подлил мне прямо в тарелку с супом красное вино.

— Не переживай, у нас такая традиция, — без тени оправдания сказал Патрис. — Обычно, правда, вино добавляют, когда суп уже почти съеден, но я предпочитаю вот так сразу. Попробуй, это вкусно.
Это и правда было вкусно, но меня больше интересовало, что означает произнесенная за соседним столом фраза со смешком: — Патрис — самоубийца.

История праздника

В Божоле, где почвы не столь плодородны, как в других регионах Франции, прекрасно прижился виноград сорта «гамэ», который созревал быстрее других сортов, и сбор начинался раньше. Получаемое вино быстро созревало и обладало невысоким качеством по сравнению с другими бургундскими винами. Чтобы привлечь внимание к продукту, виноделы еще в XIX веке стали проводить рекламную кампанию по продаже молодого вина, которое якобы начинает новый винный год. Так появился праздник божоле нуво. Чтобы распродать запасы, также прибегали к хитростям: объем бутылок уменьшили до 460 мл, а продавать стали партиями. В барах бутылки выставляли на стойках, и покупатели должны были платить за метр. В метре оказывалось двенадцать с половиной бутылок. Тринадцатая предлагалась бесплатно. После Второй мировой войны французское правительство постановило продавать молодые вина с 13 ноября, а в 1985 году была определена существующая и поныне дата начала продаж — третий четверг ноября.

После ужина владельцы замка отправились спать, а мы с работниками вышли на улицу поболтать. Большинству из них чуть за двадцать, все дружелюбно улыбались, но говорили неохотно. До тех пор, пока Фостин не вынесла два кувшина с розовой жидкостью:

— Это еще не вино. Это сок винограда, который мы собрали три дня назад. Сок образовался под тяжестью винограда, когда мы поместили его в чан. В нем только естественный алкоголь, мы называем напиток paradis. Это значит «рай». После пары бокалов диалог наладился: — Вас, русских, здесь плохо знают, поэтому воспринимают как нечто диковинное и… опасное. Мы думали, что приедет этакая фифа на каблуках, которая «это я не буду, это я не ем», а ты ничего, даже тарелку не отставила после шутки Патриса…

За разговорами под «райский» напиток наступила полночь. И только поднявшись со скамьи, я ощутила всю прелесть «парадиза»: пьется легко и незаметно, но ударяет в голову.

— Не бойся, завтра ничего не почувствуешь, — утешали новые знакомые. — Это же не вино, а всего лишь немного забродивший «рай».

Читайте также

День второй. Ведро и корзина

Семь утра. Стандартный завтрак сборщика винограда: хлопья, молоко, сыр, масло, джем, кофе. Поболтали, посмеялись, и пришла пора отправляться на виноградники.

— Ты в этом собираешься идти?! — удивилась Фостин, глядя на мои замшевые балетки, и убежала. Вернулась она с ярко-розовыми резиновыми сапожками и шерстяными носками. На улице 22 градуса тепла…

— Толстые носки, чтобы ступням было мягче. Мы же целый день на ногах.

— Время винограда! — несколько раз повторила Мари, звоня в колокольчик, висящий на стене перед входом на кухню. Так каждый день дается сигнал к отъезду. — До виноградника минут пять-шесть, — пояснила она.

Читайте так же:
Кухня воксторп белая матовая отзывы

— На 90% плантаций мы выращиваем виноград сорта «гамэ», из которого как раз и делается божоле, и по 2–4% шардоне, пино нуар и женуйе.

— Наш виноград был посажен лет 17–18 назад, поэтому плодоносит он уже не так обильно, а значит, и работать легче. Зимой эти кусты будут выкорчеваны, а весной на их месте мы посадим новые, — рассказала Фостин.

Серьезные виноделы так не поступают: лозы лелеют, они доживают до 50 лет и больше… Но в божоле другой подход — тут особо тонкий букет не нужен, главное, чтобы вино получалось «веселое».

Тем временем Мари распределила работу. На каждый виноградный ряд длиной около 20 метров — один человек. У каждого секатор и ведро, чтобы складывать грозди. Патрис достал из машины старенький кассетный магнитофон, и из динамиков раздался Salut Джо Дассена. А говорят еще, что французы не особо любят его…

— Молодежь просвещаю, вкус прививаю, — смеется Патрис. — Да и работать веселее! — Нужно все делать быстро, но осторожно, — спешно учила Мари. — Бери гроздь аккуратно в руку и секатором отрезай от ветки. Если увидишь испорченные ягоды, удаляй их, стараясь не задеть соседние. Вот и вся наука. Главное, чтобы гроздь оставалась целой. Ведь именно благодаря ветке и ягодной шкурке вино получает свой цвет!

Отрезал — бросил в ведро — пересыпал из ведра в большую корзину, которую отнесли к прицепу специальные люди, — отрезал — бросил — пересыпал. Процесс бесконечный и рутинный. Спустя какое-то время мысли исчезают, остается лишь боль в спине, ногах, руках.

— Не нагибайся, — советовали опытные сборщики на соседних рядах. — Лучше присядь, а то так спину сорвешь. А завтра опять работать…

День третий. Капля крови

Чтобы было веселее, устроили соревнования, кто первым закончит гряду. Все с большим азартом я обрабатывала один куст за другим. И стоило заметить, что вырвалась вперед, как тут же секатором задела безымянный палец. На вскрик подбежала Жюстин с пластырем: «Держи, это нормально, не переживай». И показала свои руки: почти все пальцы забинтованы, кожа почернела от виноградного сока…

— Теперь в нашем вине будет капелька и твоей крови, — улыбнулась она и вернулась в свой ряд.

Сегодня я успела «раздеть», как говорят здесь, пять рядов. После обработки каждого перерыв минут пятнадцать.

— Будешь вино или воду? — во время одного из перерывов спросил Эрве. — Если воду — работать будет все сложнее, если вино — сложнее, но веселее.

Первым свои ряды закончил Микаэль:

— Я же из Лиона. Всех с детства обучают винному искусству. В школе нас часто водили на виноградники. В детские ведерки мы собирали грозди, потом приносили в класс. Давили ягоды вручную, делали вино, разливали по бутылкам и дарили родителям. Это же наша культура, поэтому все ее обязаны знать. За рассказами Микаэля гряда закончилась незаметно. Он сорвал с куста зеленую, еще не созревшую гроздь (такие плоды называют здесь пустышками, поскольку они не поспели ко времени сбора): «Раздави и потри. Так мы моем руки после работы. Чтобы кожа не темнела от красного виноградного сока».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector