Archprokachka.ru

Арт Прокачка
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пердёжный юмор

Пердёжный юмор

Пердёжный юмор (англ.  Flatulence humor ) относится к любому типу шуток, приспособлений для розыгрыша     (англ.)  ( рус. и другого грубого юмора     (англ.)  ( рус. , связанного с флатуленцией.

Содержание

История [ править | править код ]

Несмотря на то, что пердёжный юмор может считаться смешным во многих культурах, публичное испускание газов считается неприличным и поэтому подобного рода шутки встречаются редко.

Вероятно, первым известным примером «пердёжного юмора» является следующий анекдот, приведённый Полом Макдональдом     (англ.)  ( рус. : [1]

С незапамятных времён не случалось, чтобы молодая жена не портила воздух, будучи в объятиях мужа.

Два наиболее важных текста датируются 5 веком до н. э., которыми являлись пьесы Всадники [2] и Облака [3] , написанные Аристофаном, в которых содержится большое количество «пердёжных» шуток. Ещё одним примером тех времён является шутка в приписываемой Сенеке сатире «Отыквление божественного Клавдия»: [4]

«Вот последние слова его, какие слышали люди и которые он произнёс, издав громкий звук той частью, какой ему легче было говорить: „Ай, я, кажется, себя обгадил!“»

Археолог Уорвик Болл     (англ.)  ( рус. утверждал, что римский император Гелиогабал на придворных вечеринках подшучивал над своими гостями при помощи приспособлений, похожих на современные подушки-пердушки [5] .

В классическом арабском сочинении «Тысяча и одна ночь» содержится рассказ «Исторический пердёж», повествующий о человеке, который испустил газы в момент собственной свадьбы и от стыда бежал из своей страны, а вернувшись тайно спустя 10 лет, услышал на улице, как мать говорит дочери: «Ты родилась в тот самый день, когда Абу Хасан пёрднул» [6] .

Российский лингвист А. К. Жолковский усматривает черты юмора данного типа в отдельных произведениях Козьмы Пруткова. [7]

К произведениям пердёжного юмора относится пьеса «„Иван Пиписькин [8] “ героико-эпическая пьеса в трёх половых актах» авторства А. Ю. Плуцера-Сарно, в которой в Смутное время главный герой, пёрднув в печную трубу, побеждает польских интервентов, разрушив газами их штаб.

Розыгрыши [ править | править код ]

Голландская духовка — это сленговое понятие, означающее действие, совершаемое одним человеком в отношении соседа по кровати, когда последнему на лицо натягивается одеяло и посредством метеоризма создаётся неприятная обстановка в замкнутом пространстве. [9] Это делается в качестве шалости по отношению к спящему человеку. [10] [11]

В книге американского юмориста Maddox     (англ.)  ( рус. « Алфавит мужественности     (англ.)  ( рус. » обсуждается голландская печь, называемая «Голландская печь с сюрпризом», которая «получается, если вы приложите небольшие усилия». [12] В Иллюстрированном словаре секса данное явление именуется «поведение по-голландски». [13]

Немцы пускают газы за столом

Как же крут, неприветлив казался берег теперь, когда на гребне его свободно, в рост расхаживали гитлеровцы и с каждым шагом все явственней различались их мышиные мундиры и такие ненавистные, сытые, неусталые лица.

Все тянулась и тянулась цепь. Раненых и больных товарищи вели под руки.

Едва люди поднимались наверх, как несколько гитлеровцев, специально, видимо, на это поставленных, сейчас [28] же снимали с рук пленных часы, спрашивали на ломаном, а то и на чистом русском языке, есть ли оружие, отбирали командирские ремни и сумки.

Когда мы с полковником Васильевым поднялись на кручу, послышался чей-то голос:

Вслед за ним и немцы тотчас повторили:

Наверху собрались уже толпы пленных, но офицеров гитлеровцы отличали безошибочно.

Немецкий унтер-офицер вмиг схватил меня за левую руку и снял часы. Поразила сноровистость, с какой он это делал, видимо, имел опыт.

Полковник Васильев знал немецкий язык. К оберсту, с любопытством разглядывавшему нас, подошел офицер и доложил, что он с левого фланга, что из подземной морской батареи русские не выходят.

— В плен не сдаются и вас туда не пускают. Пробовали достать огнем автоматов, но там темно, они прячутся. Наш офицер убит, два солдата ранены. Что делать?

Оберст сказал спокойно:

Гитлеровец повернулся и пошел исполнять приказание оберста.

Нас с Васильевым куда-то повели. Как потом выяснилось, оставшиеся товарищи были уверены, что больше с нами не встретятся — расстрел. Да и мы с Васильевым, переглянувшись, решили: «Сейчас раздастся автоматная очередь — и все будет кончено».

Вели нас за песчаные бугры. Позади оставалось синее море, справа виднелись вершины кремнистых гор, а чуть ниже — зеленый массив желанного леса.

Я стал присматриваться к конвойным — вцепиться бы зубами, отнять автомат, да хоть десяток фашистов перед смертью уничтожить!

Но слишком мы были истощены. Сказались последние пять суток без пищи, пресной воды и сна. Да и конвойные держались от нас на приличном расстоянии.

Помню, отвратительным показалось мне, что флажки, которыми гитлеровцы обозначали командные и наблюдательные пункты, были красные. Подойдя ближе, я [29] разглядел у самого древка желтые квадраты с ненавистной свастикой.

Путь наш неожиданно окончился у дверей небольшой, хорошо оборудованной землянки.

За низеньким столом сидел упитанный смуглый немец в чине капитана, лет 25 — 26, не больше, и курил сигарету. Унтер-офицер доложил, что привели русских полковников. Гауптман встал, открыл портсигар, предложил курить. Мы отказались. Это явно удивило офицера.

Читайте так же:
Накрыла стол или накрыла на стол

Немец внимательно осмотрел нас с ног до головы. Вид у вас был, конечно, ужасный. Он спросил:

Мы сказали, что обедали первого июля.

На лице офицера выразилось изумление.

— Но ведь сегодня девятое! — сказал он на ломаном русском языке.

Потом замолчал и снова стал рассматривать нашу запыленную одежду и усталые лица. По возрасту мы годились ему в отцы. Офицер молчал, о чем-то размышляя. Возможно, подсчитывал, сколько дней прошло с первого июля.

Потом он круто повернулся к денщику и что-то тихо ему сказал. Денщик схватил два котелка и выбежал из землянки.

Спустя некоторое время посланный вернулся с пустыми котелками и доложил:

— Вся пища раздана, повара моют котлы.

Офицер прикрикнул. Денщик оставил котелки и снова выбежал. Вернулся он с буханкой хлеба. Офицер взял хлеб и предложил нам. Из рук немца мы хлеб не взяли. Офицер покраснел, положил хлеб на стол и несколько минут сидел молча. Потом он, наверно, решил, что не так понял, и снова спросил, когда мы обедали. Мы ответили:

— Обедали первого июля, со второго по четвертое кое-что ели, преимущественно сухари, а с пятого не ели. И есть не хочется. Хочется только пить.

Гауптман покачал головой и приказал дать нам напиться. После того как мы напились, он спросил, нет ли у нас заявлений немецкому командованию. Мы ответили:

— Нам нечего заявлять немцам. [30]

Офицер махнул рукой и приказал отправить нас на берег.

Так состоялось и тотчас оборвалось наше знакомство с первым и последним немцем, который по-человечески с нами обошелся. Больше гитлеровцы нас деликатным обращением не баловали. А этот капитан? Что ж, может, он и не был фашистом.

Под конвоем снова пошли мы к морю. Оказывается, за время нашего отсутствия гитлеровцы устроили издевательскую комедию с питанием пленных.

На всех пленных к берегу подвезли только две походные кухни с жидкой баландой. Тем, кто не имел котелков, немцы наливали похлебку в пилотки, со смехом наблюдая, как люди обжигают себе пальцы, проливая на землю хлебово.

Когда мы с Васильевым спустились к берегу, земля была залита баландой, кухни стояли пустые, «кормежка» кончилась. Вокруг остывающих кухонь бродили голодные люди. Раздалась команда, пленные стали строиться.

С моря подул свежий ветерок. Но на море мы больше не смотрели. Нечего было от него ждать. А вот горы. Высокие, зеленые, как манили они нас! Пробиться бы — и опять свобода, опять борьба.

Сколько дней, ночей суждено было нам прожить с этим единым, все чувства и мысли вобравшим в себя стремлением!

А пока — смеркалось, колонна пленных, среди которых были и военные и гражданские, шла в Севастополь. Воздух все еще не очистился от сладковатой гари пожарищ, вдоль дороги штабелями лежали снаряды. Недалеко от города нас остановили. На велосипедах в трусах подъехало какое-то фашистское начальство. Раздалась команда: «Смирно», которую почти никто не выполнил. Люди стояли кое-как, едва не валясь с ног от усталости.

Немцы приказали выйти из строя комиссарам и евреям. Из строя никто не вышел. При помощи переводчиков стали допытываться:

— Где комиссары и евреи?

Из прикрытой сумраком толпы вразнобой послышались глухие голоса:

— Их здесь нет. [31]

Нас продержали еще минут пятнадцать, потом начальство, громко посмеявшись чему-то, село на велосипеды и уехало.

Колонна шла по направлению к желанным горам, однако, видно, не нас одних волновала их близость. Как только мы свернули на проселочную дорогу, конвойные насторожились, то и дело открывали огонь. Пули свистели буквально над головами идущих, а кое-кого и задели — слышались крики, стоны, но колонна не останавливалась.

Сверкнула молния, послышались раскаты грома, хлынул дождь, а мы все шли и шли.

Этой ночью гитлеровцы преподали нам первый наглядный урок хваленой «западной» культуры.

Пока нас гнали, началась буря, подул резкий холодный ветер, пронизывающий до костей. Все мы — в летнем обмундировании, бушлатов и шинелей ни у кого нет. Немцы прекрасно видели это и все же, миновав пустующее здание Ново-Георгиевского монастыря, вывели пленных на самую вершину горы. Единственная цель была в этом нелепом марше — лишить остатка сил людей и без того изнуренных и измученных.

Хлестал дождь. Раздалась команда: «Ложись!» Люди продолжали стоять, прижимаясь друг к другу, чтоб хоть как-нибудь согреться общим теплом. Гитлеровцы стали ругаться по-немецки и по-русски и снова потребовали, чтоб мы легли. Мы стоим. Тогда конвой открыл огонь. Пули свистели на высоте одного метра от земли. Кто не успел лечь, упал раненным. Крики, стоны, ругань. Люди валились в лужи, на камни. Вдруг до меня донесся женский крик. Мы приподнялись, конвойный закричал и снова дал очередь. По толпе, от пленного к пленному, передали:

— Фрицы пьяные, женщин ищут!

Мы стали, как могли, укрывать находившихся в колонне женщин. Всех спрятать не удалось. Многих из них гитлеровцы угнали в монастырь. Долго тянулась эта первая ночь в плену — гроза, ливень, стоны раненых и доносившиеся из монастыря отчаянные женские крики.

Читайте так же:
Химчистка бильярдного стола

К рассвету дождь прекратился. Взошло солнце и кое-как обогрело нас. Утром появились наглые немецкие унтер-офицеры. Мы подумали, что они кого-то ищут, однако тут же выяснилось что не люди их интересуют, [32] а вещи. Всех пленных, на ком была хоть сколько-нибудь приличная одежда и обувь, раздевали тут же.

Неподалеку от нашей группы стояла молодая женщина с грудным ребенком. Она пыталась спрятаться в толпе, однако гитлеровец заметил на ней хромовые сапоги, догнал и заставил разуться, оставив ее босиком. Женщина показывала на ребенка, на каменистую почву, знаками умоляя оставить ей обувь. А унтер смеялся.

В толпе зашумели. Тотчас подбежали конвойные. Впервые в жизни пришлось мне видеть, как людей избивают резиновыми шлангами с металлическими наконечниками. По спинам, по головам, по лицам — без разбора.

Когда солнце поднялось, раздалась команда строиться. Снова колонну погнали к городу. Люди не ели уже много дней. Немцы прекрасно знали,об этом, однако есть нам не дали ни утром, ни вечером. Остановились недалеко от города на пустых огородах, и это было счастьем, потому что изнуренные люди смогли собрать и съесть остатки зелени, многие ели картофельную ботву.

Только одиннадцатого июля пленным выдали граммов по 150 хлеба и по кружке горячей воды.

Утром нас пригнали в Севастополь. Как описать, с какими чувствами мы вступили сейчас на эти улицы? Горе, бессильный гнев. И вроде чувство какой-то вины. А в чем же были виноваты эти люди, все мы, если каждый отдал обороне Севастополя все, что только мог?

Израненный, в грязи и обломках лежал разбитый город, и в руинах величественный. Из развалин, подвалов и воронок вылезали пожилые женщины, старики, даже маленькие дети, и все спешили к колонне пленных. Они несли крохотные кусочки хлеба, луковицы, картофелины, свеклу, соль и пресную воду. У иных ничего не было в руках, но они все равно бежали к нам, жадно разглядывая наши лица, одинаково изможденные, усталые и грязные и у военных, и у гражданских.

Конвоиры тотчас принялись ругаться, бить прикладами тех, кто, невзирая на ругань, пытался пробиться к идущей колонне. Женщины с малышами на руках, задыхаясь, бежали по обочинам, через плечи охранников заглядывая в толпу. Кто-то и встретился. Слышалось:

— Папочка. Коля. А где мой Алексей.

Охранники отнимали жалкие, принесенные севастопольцами [33] остатки съестного, выливали воду на землю. Опять стрельба и женский плач.

Люди наши, усталые, покрытые пылью и грязью, еле шагали. Ноги были сбиты о камни и кровоточили, но, идя по севастопольским улицам, все пленные гордо подняли головы, как воины, честно и до конца выполнившие свой долг.

В хвосте колонны на руках несли раненых и больных, опираясь на товарищей, брели легкораненые. Но вот уже и они вышли за черту города.

Солнце жарко палило, трескались губы, хотелось пить. Подана была команда на привал. Метрах в десяти — пятнадцати от дороги пленные заметили большую дождевую лужу и бросились к ней.

Конвоировавший нас фашист стоял и курил. Услышав шорох шагов, он медленно повернулся, увидел припавших к луже пленных, аккуратно положил папиросу на камешек и не торопясь выпустил по людям длинную автоматную очередь. Пленные бросились обратно, но, конечно, не все. У лужи остались трупы. Фашист так же неторопливо поднял тлеющую папиросу и. продолжал курить.

Он стоял недалеко от меня. Я — военный человек и многое за фронтовые годы повидал, но у меня холод пробежал по коже при виде его глаз, совершенно стеклянных, невозмутимо спокойных.

Конечно, это было уже нечто лежащее за пределами нормальной человеческой психики.

Кончился привал. Колонна тронулась дальше по направлению к Симферополю. Гитлеровец шел спокойно, даже не взглянув на убитых им людей.

Мусульманин должен сохранять скромность и быть воспитанным на собраниях с другими людьми

Каково мнение Шариата о намеренном выпускании кишечных газов в обществе?

Текст ответа

Несомненно, что скромность в отношении того, чего люди обычно стесняются, необходима, и соблюдение этики, принятой среди людей, является проявлением благих нравственных качеств. То, что в понятии людей является неприятным, — порицаемо, а то, что является скверным, — скверно. Если только нет текста Шариата, который бы утверждал обратное.

Абу Мас‘уд, да будет доволен им Аллах, сказал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Поистине, дошло до людей из слов первого пророчества (следующее): если ты не чувствуешь стыда, то делай, что хочешь (приводит аль-Бухари № 3484).

Хафиз Ибн Хаджр сказал: «Слова „делай, что хочешь“ являются извещением или угрозой, которое приходят в форме повеления, то есть „делай, что пожелаешь, а Аллах воздаст тебе за совершённое“.

Или их значение таково: „Посмотри на то, что ты собираешься совершить: если это действие является тем, что люди делать не стыдятся, то соверши его, а если оно из той группы действий, что совершать среди людей стыдно, то отвергни его“».

Как-то один бедуин пришёл к ‘Умару, да будет доволен им Аллах, и сказал: О повелитель правоверных, обучи меня религии . Он ответил: Тебе следует засвидетельствовать, что нет бога, достойного поклонения, кроме Аллаха, и что Мухаммад – Его посланник, приступить к совершению молитвы, раздавать закят, совершить паломничество к Каабе и поститься в месяц Рамадан. Ты должен сделать это публично, и остерегайся разглашать тайну и совершать всё то, что люди совершать стыдятся (Аль-Лялякаи. Шарх усули-ль-и‘икад ахли-с-сунна.Т. 1. С. 333; Шу‘абу-ль-иман. № 3976).

Читайте так же:
Грузинские украшения стола

‘Икрима ибн Халид передал, что Са‘д ибн Аби Ваккас, да будет доволен им Аллах, находясь при смерти, сказал своему сыну: Сынок, ты не найдёшь, кто дал бы тебе более искренний совет, чем я. Если ты пожелаешь совершить молитву, то соверши должным образом омовение и соверши молитву так, словно это твоя последняя молитва. Остерегайся жадности, ведь она – настоящая бедность, и не надейся (получить то, что в руках других), ведь в этом — богатство. Остерегайся совершать и говорить то, за что придётся извиняться, и (только в таком случае) совершай то, что приходит тебе на ум (Ат-Табарани. Му‘джаму-ль-кабир. № 312).

Некоторые мудрецы говорили: Остерегайся того, за что придётся просить прощение, и того, о чём стыдятся упоминать. Поистине, просят прощение только за грехи, а стыдятся всего скверного (Аль-Хараиты.Макариму-ль-ахляк. Т. 1. С. 484).

Нет сомнений в том, что намеренное выпускание кишечных газов перед людьми, если у человека нет оправдания этому, противоречит стыдливости, является несовместимым с благородством и является дурным поступком. Подобные действия совершают лишь глупцы и наглецы. Некоторые предшественники говорили, что так поступали люди из народа Лута, мир ему.

وَلُوطًا إِذْ قَالَ لِقَوْمِهِ إِنَّكُمْ لَتَأْتُونَ الْفَاحِشَةَ مَا سَبَقَكُمْ بِهَا مِنْ أَحَدٍ مِنَ الْعَالَمِينَ * أَئِنَّكُمْ لَتَأْتُونَ الرِّجَالَ وَتَقْطَعُونَ السَّبِيلَ وَتَأْتُونَ فِي نَادِيكُمُ الْمُنْكَرَ

Вот Лут (Лот) сказал своему народу: „Воистину, вы совершаете мерзость, которую не совершал до вас никто из миров. Неужели вы вожделеете мужчин, перекрываете дороги и совершаете предосудительное на своих сборищах?“ В ответ его народ лишь сказал: „Нашли на нас мучения от Аллаха, если ты говоришь правду“ (сура аль-‘Анкабут , аят 28 — 29).

Аш-Шаукани сказал: Учёные разногласили о тех неподобающих действиях, что они совершали. Некоторые учёные сказали, что они бросали в людей камешки и насмехались над чужеземцами. Другие, что они на своих собраниях выпускали газы, а третьи… Не исключено, что они совершали все эти неподобающие действия вместе взятые. Аз-Заджадж сказал: „Это сообщает нам о том, что люди не должны водить дружбу ради неподобающих вещей и собираться ради насмешек и запретных действий“ (Фатху-ль-кадир. Т. 4. С. 285).

Йазид ибн Бакр ал-Лейси сказал: Аль-Касима ибн Мухаммада спросили о значении слов Аллаха „Совершаете предосудительное на своих сборищах“ и о том, что подразумевается под предосудительным? На что он ответил: „Они выпускали газы на своих собраниях“ (Тафсир ибн Аби Хатим. Т. 11. С. 425).

Подобные предания переданы от ‘Аиши, Ибн ‘Аббаса, аль-Касыма ибн Аби Бузза и других. Смотрите Тафсир Ибн Касир (Т. 6. С. 276), Тафсир ат-Табари (Т. 20. С. 29) и Аль-Джами‘ ли ахкями-ль-куран (Т. 13. С. 342).

На то, что выпускание кишечных газов является постыдным у людей, указывает предание от ‘Аиши, да будет доволен её Аллах, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: Если кто-то из вас осквернился в молитве, то пусть возьмётся за свой нос и уйдёт (Абу Дауд под № 114; аль-Албани в Сахих Аби Дауд сказал, что хадис достоверен).

В ‘Ауну-ль-ма‘буд (комментариях к Сахих Аби Дауд – прим. пер.) сказано: О словах „пусть возьмётся за свой нос“ аль-Хаттаби сказал: „Он велел взяться за нос, чтобы дать понять людям, что у него кровотечение из носа. Это относится к проявлению этики прикрытия ‘аурата, к сокрытию неприличного, намекая на то, что лучше этого, и не является проявлением лицемерия и ложью. В этом – соблюдение приличий, скромность и отсутствие разговоров (об этом человеке) среди людей“ .

Это является обычаем среди людей. Аль-Мадаини сказал: Однажды Аш‘аб сидел рядом с Маръуан ибн Аббан ибн ‘Усманом. Из Маръуана громко вышли ветры, и Аш‘аб, покинул (собрание), давая понять людям, что ветры вышли из него. Когда Маръуан направился домой, к нему пришёл Аш‘аб и сказал: „Выкуп“. (Маръуан спросил): „Выкуп за что?“ (Тогда Аш‘аб сказал): „Выкуп за громкий ветер, который я взял на себя вместо тебя, или прославлю тебя среди людей“. И он не оставил его, пока не взял вещь, которая бы удовлетворила его (Нахийату-ль-араб фи фунуни-ль-адаб. С. 393).

Известно, что в некоторых других общинах, кроме мусульманской, стыд за подобное отсутствует. Ар-Рагыб сказал: В Индии считалось, что сдерживание газов – опасная болезнь, а в выпускании — спасение, и излечение важнее. В дни, когда они собирались, они не сдерживали газы, не скрывали выход ветров и не считали это чем-то постыдным или смешным (Мухадарату-ль-удаба. Т. 1. С. 445).

‘Абду-Ллах ибн Зам‘а, да будет доволен им Аллах, сказал, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, увещевал их в отношении смеха над выпусканием ветров, говоря: Почему один из вас смеётся над тем, что делает?! (аль-Бухари под № 4942, Муслим под № 2855).

Читайте так же:
Переключение между столами

Ан-Науауи, да помилует его Аллах, сказал: Этот хадис указывает на запрет смеяться над выходом газов, который человек услышит от другого. Ему не следует обращать на это внимание и продолжить разговор или дело, которым он был занят, и не оборачиваться или делать тому подобное. Он должен показать, что ничего не слышал. В этом проявление благого нрава и благого общения .

Постоянный комитет по выдачам фетв спросили: В нашем веке, к сожалению, есть люди, которые собираются и выпускают газы, а потом смеются над этим, приходя в восторг от этого действия. Если говоришь им: „Оставьте это отвратительные действия“, они отвечают: „Это лучше отрыжки или подобного и доказательство, запрещающего это, отсутствует“. Что им можно ответить?

Комитет ответил: Намеренное выпускание газов запретно, как и смех над ним. Так как это противоречит благородству и благонравию. И эти действия не похожи на отрыжку, которая обычно выходит произвольно, и над ней не смеются. Если же газы вышли непреднамеренно, то в этом нет греха, но запрещено делать его объектом смеха. Передаётся от ‘Абду-Ллаха ибн Зам‘а, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, запретил человеку смеяться над тем, что выходит из него. Хадис приводится у аль-Бухари (Фатауа аль-ляджна ад-даима. Т. 26. С. 111).

Что же касается выхода газов, даже громко, по извиняющей человека причине, например, у человека недержание ветров, или болезнь кишки, или человек не смог удержать их, то в этом нет ничего непристойного. Но людям запрещено делать его действие объектом смеха, как на это указывает предыдущий хадис.

Порицания заслуживает тот, кто делает это намеренно, чтобы посмеяться вместе с друзьями, не обращая внимания на людей и не стыдясь этого перед ними.

Немцы пускают газы за столом

Немцы пердят за столом, откровенно и бесстыдно

Пердят откровенно и бесстыдно, в разговорах, при еде и вообще как угодно, потому что считают, что сдерживать вредно. Любят сильно газированную воду, потому что отрыжка обильнее. А ещё меня не так уж давно врачиха местная учила, как при насморке нужно сопли hochziehen и отхаркивать. И это делают в любом возрасте — что бедный, что богатый.

«Недавно отдыхали в Египте в немецком клубе. Представляете, садятся за стол, вытаскивают портянки и начинают сморкаться с таким шумом, что оглохнуть можно. И пукают так громко, никого не стесняясь. Вот вам и культура. «

«Свиньи они и в Египте свиньи! Сидя за столом на ужине в отеле, я и мои друзья услышали, как два грязных немытых убогих фрица бзднули. Им сделали замечание, но они не вняли! Итог: выбитые зубы фингалы и урок «при русских не бздеть». «

«В холле нашего отеля в Египте обоссался именно пьяный немец»

«Мне еще довелось застать отголоски боев между немецкими и английскими туристами на Мальорке за пляжное, отельное и барное пространство. Причём основным аргументом англичан, почему они не могут жить рядом с немцами было то, что последние «пердят прямо за обеденным столом, чавкают, напиваются как свиньи и гогочут как больные шимпанзе». Кстати, если я узнаю, что моими соседями в отеле являются немцы, всегда меняю номер, швабы действительно слишком шумные и мне неприятны. «

Как немецкие свиньи в ресторанах и везде прямо вам в ухо сморкаются, так вообще никто в мире не делает. Совершенно уникальное явление — немецкое пердение носом! От него, кстати, не отвернёшься. Вопреки желанию это пердение носом за едой приходится слышать. После него хоть блюй на месте.

Немецкие туристы вместо фруктов жрут яйца с булками, весь день пьют вино или пиво возле бара и пердят. А их женщины старше 30 лет — страшнее Бабы-Яги.

«Пердеть — это считается нормой у немцев. У нас в училище работал шофёр, мы часто ездили по разным делам, и он рассказал нам историю: он воевал, дошёл до Берлина, встретил там девушку, они друг другу понравились и он был приглашён на семейный обед. Вот там и услышал и учуял за столом всё это. Потом ему объяснили, что раз организм так работает, то чего стесняться. А на наш вопрос, как дальше сложились отношения с этой девушкой, он ответил, что ему не понравилось, что во время поцелуя она тупо пердит. «

«Немцы отрыгнут и пернут не извиняясь. Зато если они начнут икать, от такого стыда убегают в другую комнату. «

Вчера летал в Берлин.
На обратном пути в одном ряду со мной сидел парень немец. Зачем-то разулся. Блин! Это же ужас какой-то, это стыд и позор! Хорошо, я понимаю, человек возвращается из поездки, может быть, несколько дней пробыл на чужбине, вот чистые носки и кончились.

А постирать вечером в гостинице — не судьба? Или ты в парке, на скамеечке ночевал? И вот — нюхай его вонь два с лишним часа.
Ведь и не пересесть никуда — полон самолет китайцев, ими забивают все рейсы, продавая транзитные билеты за копейки, чтобы воздух не возить. Вообще, такое уже не в первый раз встречается. Как-то раз тоже летел в Европу, а самолет был полупустой.
Только начали взлетать и тут по салону пошла такая вонь, что хоть святых выноси. Рядом со мной немка, пожилая женщина, в босоножках, у нее ноги так вонять не могут.
А позади — пара молодых людей. Я телефоном под креслом сфотографировал — точно! Этот хрюн снял свои говнодавы и проветривает вонючие носки.
Когда самолет взлетел я попросил немку подвинуться, встал и сказал этому вонючему: — Ноги надо мыть и носки стирать, когда в самолет садишься! — А? Чего? — прикидывается, что не расслышал.
— Ноги мой перед полетом! — повторяю. И пошел в свободный конец салона. Стюардессе глазами показал на источник вони, она виновато вздохнула и пожала плечами. А у этого поросенка баба на коленках лежит — отдыхает! Как она-то терпит эту вонь? Мне через ряд тошно стало, а она лежит на коленках и что — неужели эта вонь ей приятна?
Я все понимаю, у разных людей разная степень брезгливости, по-разному развито обоняние, но все же нельзя быть настолько свиньями.

Читайте так же:
Узбекский стол дастархан

ТОП-6 неожиданных фактов о пуканье, о которых вы точно не знали

Когда в обществе кто-то ненароком икнул, испустил отрыжку или испортил воздух, окружающие смотрят на такого человека с осуждением, не так ли? Естественные проявления физиологии вызывают раздражение, неловкость, стыд.

Если Вы наблюдаете у себя постоянное накопление газов в кишечнике, Вас беспокоят болезненные ощущения и вздутие живота — самое время обратиться за консультацией к специалисту. Поверьте, в испускании газов нет ничего неестественного или постыдного! В медицинском центре «Актив-Медикал» к вашим услугам компетентные врачи-гастроентерологи, записаться к ним на прием можно по телефону (0512) 777-888. Для гастроэнтерологов метеоризм — это всего лишь один из симптомов, помогающих поставить пациенту правильный диагноз и предложить эффективное лечение. Согласитесь, что существуют некоторые темы, которые не принято обсуждать вслух.

Мы предлагаем Вам поговорить о такой деликатной проблеме, как кишечные газы или метеоризм. Давайте выйдем из зоны комфорта и выясним, с чем может быть связан этот малоприятный феномен.

Пукают все.

В это трудно поверить, но пукают не только люди, но животные! Вы наверняка обращали внимание, что Ваши четвероногие друзья, котики и собачки, иногда могут портить воздух. Этот процесс не чужд и для черепах, рыб и змей.

Физика и химия кишечных газов.

Ученные проводили любопытные исследования и выяснили физические и химические характеристики кишечных газов. Оказывается, их скорость движения в момент выброса составляет 3 м/с. Газы кишечника на 59% состоят из азота, на втором месте в их составе водород (21%), затем следуют углекислый газ, метан и кислород. Температура этой «горючей смеси» составляет 36,9°С.

Пукать полезно.

Безусловно, пускать ветры в обществе — проявление дурного тона. Однако ученные призывают нас не сдерживать в себе кишечные газы! Их выделение организмом указывает на нормальную работу желудочно-кишечного тракта. Конечно, для избавления от накопившихся газов существует туалетная комната.

Отношение к кишечным газам у разных народов.

Хотите — верьте, хотите — нет, но в мире есть несколько стран, где пукать можно без смущения, даже за столом. Немцы и финны вполне благосклонно относятся к этому проявлению физиологии. Если что-то подобное происходит, то никто из присутствующих просто не обращает внимания на неприятный запах и подозрительный звук. Потому что сдерживать газы — это вредно для здоровья! В Индии человек, испустивший газы за столом в гостях как будто сигнализирует, что он сыт и доволен приемом, оказанным ему хозяевами. В этой удивительной стране метеоризм в гостях — это символ благодарности за трапезу. Подобным образом на вкусную еду реагируют на другом конце света, в Канаде. Аборигены заснеженной страны, инуиты, пукают, восхищаясь великолепным обедом.

Метеоризм и неприятный запах.

Безусловно, запах сероводорода, основной в «коктейле» ароматов кишечных газов, не нравится никому. Хотите, чтобы окружающие не замечали естественных оправлений вашего кишечника? Тогда постарайтесь есть поменьше бобовых, сыра, капусты, чеснока и яиц — именно эти продукты способствуют выделению сероводорода.

Удивительные факты о кишечных газах.

И напоследок, мы подготовили для вас совершенно невероятные факты о кишечных газах и пуканье. В это трудно поверить, но каждый человек выпускает газы не реже 14 раз в сутки. Объем кишечных газов составляет не менее полулитра, причем во сне homo sapiens пукает чаще, чем во время бодрствования. Женщины пукают реже мужчин, а громкость, с которой газы покидают кишечник, зависит от ширины анального отверстия. Не спрашивайте, откуда это стало известно, но кишечные газы могут воспламеняться, а самый длинный пук в истории длился 2 минуты и 40 секунд. Как видим, тема кишечных газов может быть не просто важной с точки зрения диагностики состояния здоровья, но и очень познавательной.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector